США вбивают клин в отношения Китая со странами Центральной Азии

Вашингтон за время ближневосточной кампании потерял влияние в регионе.

Внешняя политика Китая волнует власти США не меньше, чем действия России. Недавно московский Центр Карнеги опубликовал материал, посвященный взаимодействию Китая со странами Центральной Азии. Основной посыл статьи заключается в том, что Пекин решил «работать» не только с лидерами республик этого региона. Сделано громкое заявление о том, что Поднебесная теперь будет активно вести диалог с другими прокитайски настроенными политиками с целью помочь им получить высокие должности.

Стремление Китая активнее влиять на события в Центральной Азии — вполне логично. А вот подача информации Центра Карнеги должна заставить задуматься население центральноазиатских стран и в перспективе привести к росту антикитайских настроений. Не исключено, что Вашингтону пока трудно «дотянуться» до этих стран или пока не до этого. Однако они не откажутся на расстоянии мешать своему геостратегическому противнику. Отношения КНР со странами Центральной Азии прокомментировал редакции CentralAsia.news политолог Медербек Корганбаев.

Вашингтон не уследил за активностью Китая

Противостояние между США и Китаем с каждым годом набирает обороты. После терактов 11 сентября 2001 года меняется геополитический курс Вашингтона. США начинают антитеррористическую операцию в Афганистане.  С 2003 года — с момента начала войны в Ираке американцы  заняты укреплением своих позиций на Ближнем Востоке. После поражения Ирака, в середине 2000-х годов была высокая вероятность вторжения американских войск в Иран. Затем в конце 2010 года — в начале 2011 года в арабском мире началась череда революций, которые вошли в историю как «арабская весна». Эксперт отметил, что все эти годы американцы тратили свои ресурсы на достижение целей в арабских странах, одной из которых было получение контроля над нефтяными месторождениями тех же Ирака и Ливии.

По мнению политолога, Вашингтон серьезно упустил из внимания растущее экономическое и геополитическое влияние Пекина. Китай стал крупнейшим экспортером товаров по всему миру, появилось словосочетание  «экономическая экспансия Поднебесной». Пекин начал усиливать свои позиции и в Центральной Азии через экономику.

— Развитию китайского присутствия в странах Центральной Азии благоприятно повлияли два важных события — вывод американской базы на военном аэродроме  Ханабад с территории Узбекистана в 2005 году и денонсация соглашения между Бишкеком и Вашингтоном по Центру транзитных перевозок в аэропорту «Манас», — напомнил собеседник редакции.

Медербек Корганбаев считает, что помимо деятельности Китая, влияние американцев в регионе ослабло и за счет России. Он связывает это с поддержкой Москвы президента Узбекистана Ислама Каримова после андижанских событий 2005 года и приход к власти пророссийского лидера Киргизии Алмазбека Атамбаева в 2011 году.

«Религиозная карта» США

Сегодня Китай является одним из крупных инвесторов в центральноазиатских республиках, Пекин заинтересован в сохранении стабильной ситуации в регионе. Американцы пытаются вернуться лишь с одной целью — оказать противодействие Китаю, не допустить здесь дальнейшего продвижения его интересов с перспективой влияния на остальной мир, заявил политолог.

— Именно поэтому, сегодня американцы озаботились положением мусульман в Китае, хотя до этого США воевали или способствовали разжиганию войн в исламских странах. Уйгурская карта разыгрывается  Вашингтоном исключительно для оказания давления на Пекин и введения каких-либо санкций, способных повлиять на экономику Китая«, — выразил мнение эксперт.

Политолог указал, что религиозный фактор используется для того, чтобы вызвать сочувствие у жителей стран региона и настроить их против Китая. Немаловажную роль играют и национальные чувства. Ведь немало граждан Кыргызстана,  Казахстана, Узбекистана и Таджикистана видят в КНР некую угрозу для своей Родины, допустил Медербек Корганбаев. Как правило, речь идет о страхе передачи Китаю каких-либо территорий в долгосрочную аренду и потери земель из-за внешнего долга перед Пекином.

США умело используют вышеуказанные факторы для создания отрицательного образа КНР в странах Центральной Азии. Несмотря на это, американцы пока не в силах ослабить влияние китайцев на республики региона. По мнению собеседника, центральноазиатские страны сами заинтересованы в получении кредитов и инвестиций из Поднебесной.

Недовольство и беспокойство

Китай, как правило, активно развивает партнерство со странами региона в узком спектре направлений. В основном, Поднебесная вкладывает в добычу ресурсов и геологоразведку, кроме того она развивает транзит своей продукции через республики, отметил эксперт.

— В Казахстане или в Узбекистане власти способны защитить китайских инвесторов от каких-либо посягательств. В Кыргызстане очень сильный протестный потенциал и власти страны   периодически испытывают трудности в защите инвестиций Пекина. Порой киргизское руководство вынуждено  идти на уступки по претензиям местного населения к китайским предприятиям  в целях   недопущения негативных последствий», — констатировал эксперт.

Однако Китаю важны не только ресурсы и торговые пути. Собеседник подчеркнул, что Поднебесная крайне заинтересована в том, чтобы Центральная Азия была безопасной.

Китай беспокоит радикализм и международный терроризм в странах региона. Ведь появление точек нестабильности, укрепление исламских террористических организаций буквально под боком напрямую угрожает Пекину. КНР опасается, что международные террористы и радикалы могут использовать республики региона как плацдарм для воздействия на Синьцзян-Уйгурский автономный район. Данный регион — это ахиллесова пята Поднебесной. Вот по этой причине китайцы заинтересованы в оказании военно-технической помощи своим центральноазиатским соседям для противостояния «трем силам зла» — терроризму, экстремизму и сепаратизму, добавил Корганбаев.

09 фев 2021, 13:32

Медербек Корганбаев

Источник фото: washingtonpost.com

Ключевые события