Хамроев: Разлагаемый коррупционерами Узбекистан стал мишенью для экспансии КНР

Эксперт уверен, что «хлопковое дело» — ничто, по сравнению с нынешним размахом коррупции в Узбекистане.

Тема борьбы с коррупцией поднимается во властных кругах Узбекистана каждый месяц. Согласно международному рейтингу восприятия коррупции, эта республика очень далека даже от 100-й позиции из 180 государств. Глава узбекского Национального совета по противодействию коррупции Танзила Нарбаева в конце ноября подчеркивала, что нужны не только законы для борьбы с этим явлением, но и механизмы для их реализации.

Узбекистан еще в советское время поразил страну «хлопковым делом», фигуранты которого брали взятки и жили как «царьки». Эксперт и политолог Бахром Хамроев в беседе с редакцией CentralAsia.news подчеркнул, что элиты при президентах Исламе Каримове и Шавкате Мирзиееве гораздо глубже погрязли в коррупции. Собеседник указал, что ситуация стала еще хуже, ведь теперь независимая республика с ее прожорливыми коррупционерами стала сильно зависеть от Китая. Развитый теневой экономический сектор напрямую влияет на независимость государства.

Независимость развязала руки

Во времена СССР проверяющих в Узбекистане встречали как очень дорогих гостей: застолье, подарки, досуг — все, лишь бы приезжий не начал заниматься прямыми обязанностями. Руководство республики не скупилось с дарами на дни рождения Брежнева и еще нескольких влиятельных лиц в стране. Система устраивала и местных чиновников, и Центр: лояльность в обмен на частично свои порядки и кадры.

Наивно считать, что раньше было хуже, а сейчас все в Узбекистане повально настроены на борьбу с коррупцией, считает Бахром Хамроев. 

Если говорить о коррупции в советский период и сейчас, то в этом вопросе, без сомнения, современный Узбекистан далеко опережает даже самые смелые чаяния советских коррупционеров. Впрочем, справедливости ради, Узбекистан в этом не является исключением. С крушением СССР и началом активного строительства капитализма на постсоветском пространстве коррупция и бесконтрольное хищение, бывших государственных активов людьми, получившими власть, и их приближенными везде расцвели буйным цветом, напомнил Хамроев.

— Поэтому сравнения здесь вряд ли будут уместными. Несмотря на громкое «хлопковое дело», на все дальнейшие разоблачения среднеазиатской коррупции и клановости, надо понимать, что все эти негативные процессы были существенно ограничены как самой структурой советской экономики и политики, препятствовавших концентрации капитала в одних руках, так и жестким партийным контролем и самой идеологией СССР, — прокомментировал собеседник.

Хамроев констатировал, что с распадом огромной страны у руководства независимого Узбекистана появилось гораздо больше власти, что не всегда шло на благо развития отечественной экономики. Высокие чины стали еще активнее обогащаться. При Каримове оставались черты позднесоветского порядка, ограничивавшие коррупцию, а при Мирзиееве началось строительство самого настоящего дикого капитализма, сопровождающегося расхищением всех былых остатков, считает собеседник.

Эксперт отметил, что при Каримове «армия коррупционеров» была несколько меньше, нежели при нынешнем президенте. Собеседник констатировал, что сейчас борьбой с коррупцией прикрываются совершенно иные вещи.

— Если при Каримове коррупция в высших эшелонах замыкалась на немногочисленное семейство президента, состоявшее из него самого с супругой и двух его дочерей — Лолы и Гульнары, то сейчас число выгодоприобретателей значительно выросло — у президента Мирзиеева большая семья. Под предлогом борьбы с коррупцией были изъяты все активы, принадлежавшие семье Каримова, и перераспределены в пользу клана Мирзиеева, — объяснил эксперт.

Родственники нынешнего лидера Узбекистана возглавили различные ведомства, крупные банки и предприятия. При этом, самым масштабным коррупционером , по словам Хамроева, считается зять Мирзиеева — Турсунов Ойбек, занимающий должность первого заместителя руководителя администрации президента. Все назначения на значительные государственные посты проходят именно через него, и в худших традициях средневековья платятся миллионные взятки, убежден Бахром Хамроев. Прибыльные отрасли узбекской экономики, такие, как хлопковая промышленность, ключевые банки, например, «Капиталбанк», контролируются именно им.

Эксперт привел пример, когда процесс перераспределения активов осуществляется вопиюще грубо и даже грабительски, на его взгляд.

— Буквально в ноябре 2020 года произошел крупный скандал — шесть гектаров земли в центре Ташкента мэром города были безвозмездно переданы ООО «Urban Developers», связанному с Ойбеком Турсуновым. При этом, своего бизнеса оказались лишены более ста предпринимателей, владевших магазинами на этой территории. Все жалобы и попытки получить компенсации, ожидаемо, не привели ни к каким результатам, — сказал собеседник.

Отметим, что новость о «щедрости» в отношении президентского зятя стала отличным способом для оппозиционных СМИ «проехаться» по власти и высмеять борьбу с коррупцией.

Хамроев отметил, что папа зятя главы государства Батыр Турсунов трудится первым замом председателя СНБ Узбекистана — вполне себе солидная должность.

Эксперт подчеркнул, что под эгидой борьбы с коррупцией ведется оттеснение от прибыльных сфер тех, кто не связан с кланом президента.

— В результате все чаще слышны голоса о том, что Узбекистан наводнила «армия диких капиталистов», а при Каримове было больше справедливости, — добавил эксперт.

Забота о своем кошельке — угроза суверенитету

Политолог отметил, что массовая коррупция в Узбекистане — это не просто взяточничество, это влияние на курс, систему развития государства. Сначала страдает экономика, потом ущерб распространяется на политическую сферу, а далее следует рост зависимости от других стран.  

Экономическое положение Узбекистана стремительно ухудшается, считает эксперт. На этом фоне внешний долг за три года, с момента прихода к власти Мирзиеева, вырос более чем на 10 млрд. долларов: с 17 до 27,6 млрд. (из них 17, 5 млрд. — государственный долг, остальное приходится на частный сектор). При этом основным кредитором Узбекистана (а именно 21 процент), является Китай.

На данный момент Узбекистан входит в пятерку основных стран-должников Китая. Хамроев обратил внимание, что помимо нарастающего кредитования, Пекин через своих бизнесменов массово скупает узбекские предприятия, землю, осуществляет масштабные строительные проекты, инвестирует огромные средства в узбекскую экономику. 

— Не надо обманываться, целями китайских усилий является не одно лишь экономическое сотрудничество. Не будет преувеличением сказать, что Китай проводит здесь экспансионистскую политику, и Узбекистан оказывается в числе государств, идущих в китайском фарватере, — считает собеседник.

Политолог отметил, что ярчайшим образом это проявилось в июле 2019 года. Тогда 22 европейских государства выступили с резкой критикой Китая, обвинив его в проведении политически и религиозно мотивированных репрессий в отношении тюркоязычного уйгурского национального меньшинства,  в том числе создании концентрационных лагерей, целенаправленной политики ассимиляции уйгуров, уничтожения их культурной самобытности. Интересной оказалась позиция Ташкента, отметил эксперт.

— Буквально через два дня Узбекистан в числе ряда государств, большая часть из которых является должниками Китая, выступил с безоговорочной поддержкой китайской политики в отношении уйгуров, являющихся самым близким для узбеков в культурном отношении народом, — напомнил Хамроев.

Эксперт добавил, что разлагающаяся экономическая система республики приводит к тому, что государство — ключевой игрок Центральной Азии приводит к переориентации в сторону Поднебесной, что не отвечает интересам РФ. Да и для региона это не несет ничего положительного.

16 дек 2020, 13:12

Шавкат Мирзиёев, Бахром Хамроев

Источник фото: rus.ozodlik.org

Ключевые события