Дубовский: развитие «зеленой энергетики» в Узбекистане выглядит хорошо на словах

Снижение зависимости от природных ископаемых, как топлива для электростанций, давно уже занимает умы властей и экспертов в Узбекистане.

Развитие «зеленой энергетики» давно уже стало трендом в ряде государств Евразии. Снижение зависимости от природных ископаемых как топлива для электростанций давно уже занимает умы властей и экспертов в Узбекистане. В республике от слов давно перешли к делу. Фотоэлектрическая станция мощностью 100 мегаватт уже запущена в эксплуатацию в Самаркандской области. Подача электроэнергии началась 24 мая. Вот только реализация проекта осуществилась благодаря прямым инвестициям французской фирмы. В Ташкенте давно дали понять, что намерены максимально использовать «природный потенциал» для развития «чистой энергетики». Насколько обоснованно для Узбекистана развитие данного сектора энергетики? Действительно ли возможно добиться снижения стоимости электроэнергии, что положительно скажется на ценообразовании выпускаемых в стране товаров? Реалии и перспективы прокомментировал редакции CentralAsia.news член клуба политологов «Сфера» Игорь Дубовский.

Не все так радужно в реальности

Эксперт подчеркнул, что климатический фактор действительно «играет» в пользу строительства станций на солнечных батареях.

— Узбекистан расположен в такой климатической зоне, где бывает очень мало облачности и осадков, а длина светового дня от сезона к сезону не очень сильно колеблется. Средняя температура по году не опускается ниже +10С. Для такой зоны применение электростанций на солнечных батареях вполне логично, — подчеркнул собеседник.

Однако тут важно учитывать экономический фактор. Говорить о том, что «почти бесплатно получаемая энергия» будет дешевой — пока точно наивно. Игорь Дубовский напомнил, что энергетические проекты в республике осуществляются за счет инвестиций, причем частных. Как известно, окупаемость затрат для инвестора — вопрос ключевой.

— Если рассматривать обсуждаемый проект, то средняя стоимость 1 МВт при производстве электростанций на солнечных панелях или ветрогенераторов составляет примерно миллион долларов. Станция на 100 МВт обойдется в 100 миллионов. Сколько лет или десятилетий она будет окупаться, нужно считать по цене электроэнергии в Узбекистане. Она составляет примерно 1,7 рубля за кВт/час, что примерно в 4 раза дешевле, чем в России, — обратил внимание Дубовский.

Эксперт напомнил, что в подобные проекты вкладываются иностранные компании. Следовательно, им важно быстрее получить прибыль и вывести из Узбекистана. 

— Учитывая нынешние тарифы на электроэнергию в Узбекистане, окупаться такая станция будет от 15 до 20 лет, возможно и больше. Со временем оборудование потребует замены, ремонта. А это дополнительные затраты, — отметил политолог.

Игорь Дубовский призвал не забывать об опыте стран ЕС. Там развитие «зеленой энергетики» пока не может обойтись без государственных субсидий.

А надо ли?

Доводы эксперта заставляют задуматься, а есть ли смысл для Ташкента уделять пока повышенное внимание этому сектору энергетики? Не лучше ли пока строить газовые электростанции, учитывая наличие залежей топлива в республике? Как оказалось, тут еще важную роль играет международный, политический фактор, считает Игорь Дубовский. 

— Тут есть «зеленая» международная повестка, где каждый руководитель государства желает отметиться как человек, стремящийся внести свой вклад в защиту климата. И влияние, и давление стран, от которых есть определенная политическая и экономическая зависимость. Ведь, станции строятся исключительно на деньги внешних инвесторов, — пояснил политолог.

Разумеется, в Узбекистане все продвигается с точки зрения благоприятного климата.

Простых граждан, помимо цены на электричество, волнует создание рабочих мест. Ведь новый огромный энергетический объект автоматически должен означать появление новых вакансий. Эксперт утверждает, что рабочие места, несомненно, появятся. Другое дело, сколько их будет и кому они достанутся.

— Узбекистан становится зависим от еще одного внешнего долга, который необходимо оплачивать и довольно долго. При этом, занятость создана на самом конечном этапе, где требуется только «надсмотрщик». Полагаю, что и ключевые позиции управления электростанцией будут заняты специалистами производителя оборудования — 25 рабочих мест при 100 миллионах долларов инвестиций — это очень мало, на мой взгляд, — говорит эксперт.

Дубовский еще раз напомнил, что государство не увидит дивидендов от самаркандской станции, ведь они пойдут «мимо бюджета». 

Комментируя тему экологии, политолог напомнил про «углеродный след». Производство оборудования для солнечных электростанций и его последующая утилизация создают «углеродный след», превышающий объем выбросов от газовых ТЭЦ на единицу выработки электроэнергии. 

Резюмируя, эксперт подчеркнул, что при уровне развития нынешних технологий и отсутствии в Узбекистане государственных средств на строительство указанного вида станций, едва ли уместно говорить про дешевую энергетику и массовое создание рабочих мест. 

31 май 2022, 12:52

Игорь Дубовский

Источник фото: ria.ru

Ключевые события