Михаил Дмитриевич Скобелев – полководец Суворову равный

25 июня 2020 года исполнилось 138 лет со дня трагической гибели выдающегося генерала.

В память о жизни и смерти выдающегося генерала Михаила Дмитриевича Скобелева, участника Среднеазиатских завоеваний Российской империи, старший научный сотрудник Института истории и археологии Академии наук Туркменистана Джума Оразклычев предлагает вторую часть очередного экскурса в историю, первая часть - Возмездие Богини утренней зари.

 

Штурм

К середине декабря 1880 года Скобелев собрал под Геок-Тепе колоссальную концентрацию войск, артиллерийских орудий и ракетных станков. Адский арсенал снарядов, пороха и патронов должен был, обрушившись на крепость, по задумке «белого генерала», удивить «дикарей», ударить по их воображению. 

Когда из стволов пушек в сторону обреченной крепости отправились первые снаряды, унося жизни не только защитников, но и находившихся в крепости детей, никто не предполагал, что настоящий позор русского оружия начался только теперь.

Методичные артобстрелы крепости велись ежедневно в течение почти месяца. Только под прикрытием темноты осажденные могли предпринимать хоть какие-то действия. Три массовые ночные вылазки, в которых принимали участие, помимо мужчин, женщины и подростки, произвели психологический эффект не только на солдат и офицеров, но даже на Скобелева, который признался: «Никто не может заподозрить меня в трусости, но эти ночные атаки действуют на меня так, будто я напился киссингенской воды». 

Скобелев стал молчалив и угрюм. После третьей, самой массовой, ночной вылазки 4 января «белого генерала» уже била лихорадка. Обычное расположение духа к нему вернулось лишь через несколько дней, когда к штурму всё было готово.  

Вечером 11 января на совете, затянувшемся за полночь, решали на какой день назначить операцию. Наступившее 12 января приходилось на понедельник. Присутствовавший на совете князь Шаховской, чтобы приободрить суеверного Скобелева, сказал: «Ничего, Михаил Дмитриевич, хотя сегодня и понедельник, но 12 января – Татьянин день, день основания Московского университета». 

Для генерала, сторонника просвещения – сказались пять лет учебы в Париже, – это стало весомым аргументом, и исполнение ключевого действа царской воли Александра II было назначено на 12 января. Скобелев отдал последние перед штурмом приказы, не забыв распорядиться приготовить к утру его белый мундир с орденами.

День памяти святой мученицы Татьяны, пострадавшей в Риме в III веке, при императоре, которого тоже звали, как ни странно, Александр, начинался туманом, в котором защитники крепости различили выстроившиеся и готовые к штурму вражеские колонны. Это были последние минуты тишины.

Наполеон в египетском походе обратился к своей армии со словами: «Солдаты, с высоты этих пирамид на вас смотрят 40 веков истории». Скобелев ничего подобного не говорил своим солдатам. Он и не подозревал, какого гиганта он собирается потревожить: на него с высоты стен крепости Геок-Тепе смотрели 5 тысячелетий истории туркменского народа!

Маятник времени, замерев на мгновение, не торопился рассеивать предрассветный туман, оставляя «белому генералу» последнюю возможность отменить штурм, но…

Тишину сменили грохот выстрелов, лязг железа, стоны, крики и, в конце концов, раскат мощного взрыва, сила которого поразила не только защитников, но и штурмовавших. Более тонны взрывчатки подняли и превратили в пыль часть крепостной стены. В образовавшийся проем ринулась колонна полковника Алексея Куропаткина, за которой последовали остальные подразделения. 

Защитники крепости, даже потеряв надежду на победу, продолжали сражаться, причем оказывали столь мощное сопротивление, что царские войска вынуждены были пронести в крепость ракетные установки и использовать их для дальнейшего продвижения. В конце концов, растерзанная крепость пала. 

Начался погром, о котором Скобелев мечтал еще в Петербурге. По признанию начальника штаба экспедиционных войск Николая Гродекова, «погром должен был быть и в том случае, если бы Геок-Тепе сдался до штурма». Один из очевидцев штурма писал в воспоминаниях: «Солдаты бросались на защищавшихся или ищущих спасения с остервенением, поднимали на штыки, кололи в ребра, в живот, стреляли в упор, били прикладами так, что и голова, и приклад одинаково трещали».

Отступивших в пески Скобелев преследовал лично. Кавалерия и следовавшая за ней пехота расстреливали и рубили беспощадно. В самой крепости в это время шла «зачистка»: захваченных в ходе штурма мужчин расстреливали на месте, так как войскам был дан приказ «Пленных не нужно». 

Уцелевших женщин отдали на ночь солдатам. На следующий день «белый генерал» устроил парад победителей и разрешил баранту, то есть разграбление захваченной крепости в течение 4 дней. Военная победа обернулась преступлением. 

Лев Толстой резко осуждал Скобелева за тот грех, который он взял на себя в Геок-Тепе. Писатель рассказывал, как «после взятия Геок-Тепе, когда солдаты не шли грабить и убивать беззащитных стариков, детей, Скобелев велел напоить их пьяными, и они пошли». За свой «подвиг» Скобелев получил орден Георгия 2-й степени.

19 февраля 1881 года Александр II подписал указ об учреждении медали «За взятие штурмом Геок-Тепе». Ему оставалось жить несколько дней, но он еще не знал этого.

27 июн 2020, 08:48

Источник фото: histrf.ru

Ключевые события